пятница, 21 октября 2016 г.

ПОД ШУРШАНИЕ ОСЕННИХ ЛИСТЬЕВ…


Продолжим тему сезонного чтения. Нынче на дворе октябрь, закончились летние путешествия, поправили здоровье и  все больше тянет в лес погрустить, послушать  тишину, пофилософствовать,  и первое, что приходит в голову классическое: 

"Октябрь уж наступил — уж роща отряхает
Последние листы с нагих своих ветвей;
Дохнул осенний хлад — дорога промерзает"./ А.С.Пушкин/

или

 "Славная осень! Морозные ночи,
 Ясные, тихие дни. . ."/Н.А.Некрасов/

Под шуршание  осенних  листьев  хорошо  звучат  стихи и нашего современника Бориса Рыжего, так любимого мной.

Дождь, дождь идёт, достанем зонтик -
на много, много, много лет
вот этот дождик
тебе, мой свет.

И сколько б он ни лил, ни плакал,
ты стороною не пройдёшь...
Накинь, мой ангел,
мой макинтош.

Дождь орошает, но и губит,
открой усталый алый рот.
И смерть наступит.
И жизнь пройдёт.


ТРУБАЧ И ОСЕНЬ

Полы шляпы висели, как уши слона.
А на небе горела луна.
На причале трубач нам с тобою играл -
словно хобот, трубу подымал.
Я сказал: посмотри, как он низко берет,
и из музыки город встает.
Арки, лестницы, лица, дома и мосты -
неужели не чувствуешь ты?

Ты сказала: я чувствую город в груди -
арки, люди, дома и дожди.
Ты сказала: как только он кончит играть,
все исчезнет, исчезнет опять.
О, скажи мне, зачем я его не держал,
не просил, чтоб он дальше играл?
И трубач удалялся - печален, как слон.
Мы стояли у пасмурных волн.

И висели всю ночь напролет фонари.
Говори же со мной, говори.
Но настало туманное утро, и вдруг
все бесформенным стало вокруг -
арки, лестницы, лица, дома и мосты.
И дожди, и речные цветы.
Это таял наш город и тек по рукам -
навсегда, навсегда - по щекам.

И теперь не понять, разобрать нету сил,
кто за музыку эту платил
жизнью, смертью, разлукой, туманной строкой,
кто стоял и стоял над рекой.
Ты? - спрошу тебя. - Нет. Я? - спрошу себя. - Нет.
Только бледный и траурный свет
остается - уныл, вроде долгого сна,
и тяжел, словно выдох слона.

















***
Я зеркало протру рукой
и за спиной увижу осень.
И беспокоен мой покой.
и счастье счастья не приносит.

На землю падает листва,
но долго кружится вначале.
И бестолку искать слова
для торжества такой печали.
Для пьяницы-говоруна
на флейте отзвучало лето,
теперь играет тишина
для протрезвевшего поэта.

Я ближе к зеркалу шагну
и всю печаль собой закрою,
но в эту самую минуту
 грянет ветер за спиною.

Все зеркало заполнит сад,
лицо поэта растворится.
И листья заново взлетят.
и станут падать и кружиться.

              ***

Мальчишкой в серой кепочке остаться,
самим собой, короче говоря.
Меж правдою и вымыслом слоняться
по облетевшим листьям сентября.

Скамейку выбирая, по аллеям
шататься, ту, которой навсегда
мы прошлое и будущее склеим.
Уйдем, вернемся именно сюда.

Как я любил унылые картины,
посмертные осенние штрихи,
где в синих лужах ягоды рябины,
и с середины пишутся стихи.

Поскольку их начало отзвучало,
на память не оставив ничего.
Как дождик по карнизу отстучало,
а может, просто не было его.

Но мальчик был, хотя бы для порядку,
что проводил ладонью по лицу,
молчал, стихи записывал в тетрадку,
в которых строчки двигались к концу.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Популярные сообщения