понедельник, 18 августа 2014 г.

[Обнинск Литературный - Сказки] ВАЛЕРИЙ ТЕЛЯТНИКОВ "СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ"

В некотором царстве, некотором государстве жил-был… Нет, не царь. Царей тогда уже не было. А некий большой государственный человек. Что-то вроде министра.

И было у него три сына. Два старших были умными, а третий - Иван, вроде как дурак. Так, по крайней мере, казалось отцу.
Два старших сына, с младых ногтей унаследовав энергию родителя, проявили интерес к предпринимательству, чем весьма порадовали папашу. И его превосходительство, пользуясь своими связями и влиянием, принял участие в их судьбе. Старшего сына пристроил в бензиновый бизнес. Где тот, не будь дурак, стал быстро обогащаться, разбавляя бензин в сети своих бензоколонок. Средний же сын был пристроен к жилищно-коммунальному сектору, который, как известно, постоянно бился в тисках недофинансирования и долгов. Однако, как потом выяснялось, у многих чиновников этого скорбного ведомства обнаруживались личные счета в швейцарских банках. Умные люди, чего вы хотите.
Только Иван-дурак не проявлял интереса ни к предпринимательству, ни к деньгам. Лежал себе на диване и предавался бесполезному и не приносящему никаких дивидендов занятию. Читал книжки. В детстве пять раз прочитал про какого-то Робинзона Крузо. А став постарше, выбирал совсем уж дурацкие и непонятные. Как-то раз, в отсутствие младшего сына, отец полистал очередную его книжку, ничего в ней не понял, а прочитав название "Феноменология духа", сплюнул и понял, что младшóй безнадёжен.
- Ну, да Бог с ним, - подумал он тогда. - Никому не мешает, ничего не просит, и на том спасибо. И утешил себя русской пословицей: "В семье не без урода".
Настало время сыновьям жениться. Старшие сыновья, как было принято, породнились с избранницами "своего круга". Старший взял в жёны дочь сенатора. Средний не отстал от него, посватавшись к дочери банкира. Девушки с достойным приданным, чего ещё надо. Правда смущала консервативного родителя некоторая их вычурность. Взять хотя бы имена. Жену старшего звали Стеллой. Другую Анжелой, ни много, ни мало. Что за имена такие, совсем непривычные для русского уха. - Ну, да ладно, - решил отец. - Лишь бы молодые жили в любви и согласии.
А Иван-дурак поехал однажды на ярмарку в соседний провинциальный город, да и привёз себе невесту. Звали её Дуней. И понравилась она Ивану улыбчивым лицом, большой русой косой, добрым нравом, ладным телом и пирожками, которые они с маменькой вынесли на продажу. Иван же покорил сердце Дуни тем, что в ярмарочных играх один из всех добрых молодцев смог вскарабкаться на гладкий столб, откуда спустился с бутылкой шампанского, которую подарил Дуне при всём честнóм народе. И ещё подарил ей бусы. Красивые, блестящие, из стекляруса. И пирожки похвалил.
Надо сказать, что Дуня понравилась и его превосходительству. Такая она была складная, да умелая. За что бы не взялась, всё у неё получалось. Ну, а после того, как исцелила Дуня свёкра от радикулита снадобьями и травками, привезёнными ею от матушки из деревни, он уже души в ней не чаял. "Дуняша", только так звал теперь свою невестку отец семейства. "Вот ведь Иван" - про себя дивился он. - "Хоть и дурак, а смотри, какую невестушку нашёл!".
А про других своих невесток он и забыл вовсе. Кто такие, чем дышат, не понял. Да и немудрено. Он их и не видел почти. Девицы очень занятыми оказались. Утром уходили на фитнес. Физкультура такая, вместо зарядки. Затем на массаж, где их субтильные тельца мяли своими ручищами добры молодцы. Потом заграничное изобретение - солярий (тьфу, прости меня, Господи). Дальше - бассейн. И так до вечера, вздохнуть некогда. А ещё посещали какой-то SPA - салон. Что там с ними делали, родитель не стал интересоваться. Так спокойнее.
И моду взяли. Летом в интернете ищут, где на свете можно в августе покататься на лыжах, а зимой выискивают заморские жаркие страны, где в декабре можно купаться. Подивился отец семейства таким странностям, но спорить не стал. "Может я чего не понимаю" - решил он.
Как-то раз, за семейным ужином, присоветовал он им, коли есть страсть к путешествиям, поехать в Европу, посмотреть столицы мира, побывать в известнейших музеях, полюбоваться архитектурными памятниками, посетить знаменитые концертные залы.
Съездили, посмотрели. Не понравилось. Да и то сказать. Подведёт гид к какому-нибудь памятнику с дядькой на коне, да и начнёт долго и нудно объяснять, кто такой и в каком веке жил. И что это Филипп такой-то или Генрих какой-нибудь. А оно нам надо? Филипп он или Генрих. А может и Людовик, нам-то по барабану.
- Но больше всего достала венская опера, - с возмущением жаловались невестки. - Мало, что билеты дорогие, по 600 евро, - округляли они глаза, - так и оперу эту зарядили аж на четыре часа. А вокруг лохи сидят седовласые со старухами, форс держат. Делают вид, что кайфуют.
- Да на какую-же оперу вас так неудачно занесло? - развеселился отец.
- Да флейта какая-то. Не то волшебная, не то заколдованная какая, - отмахнулись невестки. - Мы не вникали. Да и поют не по-нашему, ничего не понятно.
- Стало быть старушка Европа вам не понравилась? - смеялся он.
- Нет, с нас хватит, папа. Больше мы в эти Вены и Стокгольмы ни ногой. Скучно. Поедем лучше в Туретчину или в Тайланд. Там на слонах покатаемся.
Так и жило семейство в добром здравии и относительном согласии. И всё бы ничего. И сказку можно было бы закончить традиционно, на доброй ноте. Если бы не проблемы, которые возникли вдруг у старших братьев.
Прокуратура царства-государства завела уголовное дело на среднего сына (того, который не покладая рук трудился на ниве ЖКХ), и в лице Змея Горыныча стала преследовать его. Так что тот, бедолага, вынужден был бежать за дальние моря и высокие горы. И жить в тридесятом царстве, тридесятом государстве в постоянном страхе.
Да и старшóй сын, бензиновый король, жив пока, благодаря пуленепробиваемому жилету, с которым он не расстаётся даже ночью, да искусству врачей, которые в разное время вынули из него несколько пуль.
И только Иванушка-дурачок со своею Дуняшей дают мне возможность хорошо закончить это повествование.
Дуня стала народной целительницей, помогая немощным и больным. А Иван, отрываясь от книг, с охотой помогает ей собирать лечебные травы.
Хотел было закончить сказку традиционным "и стали они жить поживать, да добра наживать", но вспомнил кое-что. Его превосходительство, от души полюбив жену младшего сына, половину наследства своего отписал Ивану и Дуняше. Так что и добра им теперь наживать не надо. И жили они спокойно и счастливо.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Популярные сообщения