понедельник, 18 августа 2014 г.

[Обнинск Литературный - Сказки] ЭЛЬВИРА ЧАСТИКОВА "ЗАКОН ВОЛШЕБСТВА"

Далеко за океаном, в жаркой и красочной стране Магнезии, жили волшебники. Рождались они обыкновенными детьми, но потом подрастали, ходили в школу, изучали грамоту, языки мира, законы магии, заветное слово и волшебное дело. И постепенно выучивались совершать всякие чудеса. Только волшебникам жить среди волшебников нет никакого интереса, ведь волшебство здесь считалось обычным делом, им владел каждый. Поэтому они время от времени превращались в птиц и улетали в другие страны.

     Вот и на этот раз тоже: шумная стая молодых птиц отправилась в далёкую белую страну. Белой она была из-за того, что в ней никогда не прекращалась зима. А населяли её похожие друг на друга снежные бабы. Поэтому она и называлась Зимбабвой.
     Над страною развевался флаг, состоящий из трёх полос: чёрной, белой и морковной. Это были основные и единственные цвета, которые встречались в Зимбабве.
-          Как это скучно! – сказал вожак стаи. – Ну, почему, например, у снежных баб должны быть обязательно чёрные глаза? Лично я люблю зелёные.
    И тут же, ни с кем не посоветовавшись, превратил одну из них в зеленоглазую. Она даже побледнела от неожиданности, вернее, её нос-морковка стал совершенно белым и сравнялся по цвету со щеками и лбом. Птицы-волшебники, как в ладоши, захлопали крыльями, зашумели:
-          Как здорово! А мне правятся голубые глаза! А мне – синие! А мне – жёлтые! А мне – серые в крапинку! А мне…, а мне…, а мне…
    Сказано – сделано.
    Вскоре все снежные бабы имели неповторимые глаза и совершенно непохожие друг на друга лица. Взглянув на мир новыми глазами, они заверещали:
-          Ой! Почему мы голые? Где наши наряды? Может, их утащили птицы?
    И двинулись в их сторону, угрожающе потрясая метёлками. Раньше они спокойно держали эти предметы в руках, а теперь готовы были пустить в ход.
    Птицам хотелось добрых отношений. Они мгновенно наворожили им разноцветных платьев и юбок, кофточек и шляпок, шарфиков и шубок, туфелек и сапожек, муфточек и перчаток…
-          Ах, ах, ах, - восклицали снежные барышни, наряжаясь. – Где же зеркало озера?
    И они поспешили к нему, чтобы вдоволь на себя наглядеться.
-          Что ж, для начала неплохо, - отметили птицы. – Но у всякого начала должно быть продолжение.
     Продолжение так продолжение. Дни сменялись днями. Приближался праздник нарядного деревца. Правда, на всю страну оно одно единственное только и выросло. Зато с какой любовью к нему подвешивали прозрачные сосульки и кружевные снежинки, выдували на него мыльные шары! Барышни даже собирали искорки на снегу, чтобы красивее было.
-          А не превратить ли нам  искры в драгоценные камни? – предложил один из волшебников.
     Сказано – сделано.
     В тот же миг в руках у барышень засияли сапфиры, изумруды, бриллианты, опалы, рубины… Они так и ахнули! А затем начали хватать всё подряд, вырывая друг у друга.
-          Я первая нашла этот камушек, - кричала одна.
-          А я первая его увидела, - спорила с ней другая.
-          А мне он раньше вашего во сне приснился, - уверяла их третья.
 Ни одна не хотела уступить.
-          Какие глупые! – вслух подумали птицы. – Не знают, что камни следует подбирать в тон к нарядам, которые у всех разные.
К счастью, барышни услышали это и быстро поладили. Всё-таки неприятно, когда о вас так думают посторонние.  
-          Ничего-то они, бедные, кроме зимы своей, не видели, - посочувствовали им птицы.- Надо их больше баловать и приучать к роскоши. Тогда в них не будет ни жадности, ни злости, ни зависти.
     Сказано – сделано.
     На каждом углу появились магазины со всякой всячиной, кафе-мороженое, музеи и выставки, карусели и видео. А у самих барышень теперь были дворцы с хрустальными люстрами и метельными шторами. Красота! К хорошей жизни они мигом привыкли. А, привыкнув, стали добрее и внимательнее. Повсюду кормушки для птиц развесили. Даже пытались кормить их с рук, потешно повторяя одно и то же: - Типа, типа, типа…
-          Чего ещё можно желать? – умилялся вожак и его стая.
     Но однажды подул южный ветер, и птицы почувствовали дыхание родины. Они поднялись высоко в небо и долго кружили, галдели, обсуждая день своего отлёта.
-          Вот и подошло время прощаться, - сказали они снежным женщинам, спустившись на землю.
-          Как??? – воскликнули те, округлив глаза.
     И только тут птицы заметили, что за время оттепели женщины успели слепить из мокрого снега малюток.
-          Разве ты не знаешь, как трудно одной растить ребёнка? – спросила вожака зеленоглазая.
-          Но ведь я, но ведь все мы – волшебники, – попробовал объяснить он. – Не с неба же свалились все эти дворцы, люстры, украшения…
-          Но ради наших прекрасных глаз, - ответили женщины взглядами, не произнося ни слова.
    И никто из стаи не смог возразить.
-          Ну, и какой же главный закон волшебства? – поинтересовалась зеленоглазая красавица.
    От волнения птицы едва смогли сформулировать: «Надо уметь забывать о себе, думая о тех, на кого направлено волшебство».
     Сказано – сделано.
     Птицы и крыльями взмахнуть не успели. Впрочем, почему – птицы? Ничего птичьего в них теперь и не было, ведь полёт отменялся. Рядом нежные женщины, каждая на свой лад, пели колыбельные песни:
Баю-баю, доченька. Баю-баю, сынушка.
За окошком – ноченька, за окошком – зимушка.
 Носик, щёчка, ямочка. С нежным пухом - шапочка.
 Рядом будет мамочка. Рядом будет папочка.
     От этого на душе становилось уютно. Тихо посапывали малютки. Во сне они учились летать, как птицы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Популярные сообщения